igor113 (igor113) wrote,
igor113
igor113

Categories:

МАРЗ, весна 2020 года: турбовинтовые Ан-3Т ч1.

А теперь посмотрим на парочку Ан-3 на территории МАРЗа... Ан-3 — вариант грузо-пассажирского самолёта Ан-2 с турбовинтовым двигателем ТВД-20. Двигатель ТВД-20 спроектирован Омским моторостроительным КБ. Самолёт производился мелкосерийно Омским производственным объединением «Полёт» с 2000 до 2009 года. Модификация осуществлялась путем переоборудования самолетов Ан-2 с остатком ресурса не менее 50%. Первый полет машина совершила 17 февраля 1998 года. Всего было ремоторизировано 25 бортов.

все, что у меня есть по МАРЗу
Интересные авиационные события ч2.
 Как всегда использую информацию с сайтов
http://www.airwar.ru
http://ru.wikipedia.org/wiki
и других источников найденных мною в инете и литературе.


Первый борт это 1Г20115-2730 СТ191-АН-3Т. В этом углу расположено два самолета, стоят они разобранные: крылья отдельно, двигатели отдель. Видимо ждут своей участи...


Создатели Ан-2 были уверены, что возможности модернизации этой машины далеко не исчерпаны и на ее базе можно получить качественно новый самолет. Однако в высоких кабинетах все более популярным становилось мнение некоторых специалистов, считавших Ан-2 анахронизмом реактивной эпохи и предлагавших создать абсолютно новый сельхозсамолет, существенно большей грузоподъемности и оснащенный ТРД. Ставка делалась на новый реактивный двигатель АИ-25 с тягой 1500 кгс, разработанный в руководимом А.Г. Ивченко ЗМКБ "Прогресс". O.K. Антонов в отношении такой силовой установки рассуждал следующим образом: "Почему бы не поставить на Ан-2 реактивный двигатель? И воздушного винта не надо. Вот только как быть с горячей газовой струей? Пустить ее под самолет? От мощной струи горячих газов не только трава сгорит, но и поднимется пыль на весь мир. Дунет струя на бурт с химикатами - прощай удобрения. Поставить двигатель сверху фюзеляжа - сгорит и сломается оперение. Поднять оперение - получишь из биплана трехэтажный самолет. Сложно и тяжело, да и опасно. На больших скоростях полета - 850-900 км/ч и более - большой расход горючего окупается, а на той скорости, на которой летают все сельскохозяйственные самолеты - 140-160 км/ч, - это просто разорение..." (По расчетам, часовой расход топлива на АХР у Ан-3 с ТВД - 285 кг, а с ТРД - 650 кг).


Но был в антоновском коллективе конструктор, не разделявший мнение шефа и готовый взяться за создание реактивного сельхозсамолета. Р.А. Измайлов пришел на фирму в 1954 году сразу после окончания ХАИ, а с 1963 года находился в г. Арсеньеве (Приморский край), где руководил филиалом ОКБ Антонова на местном авиазаводе, занимавшемся серийным выпуском Ан-14. Пользуясь удаленностью от "метрополии", он в конце 1960 годов занялся разработкой проектов целого семейства сельхозсамолетов под общим названием И-711, среди которых была и машина с ТРД. Когда в феврале 1970 года филиал ОКБ Антонова в далеком приморском городе ликвидировали, Измайлов отправился в "самостоятельное плавание", возглавив конструкторское бюро арсеньевского завода.


В 1971 году Минавиапром и Министерство гражданской авиации (МГА) приняли решение о создании нового сельхозсамолета. Как таковой конкурс не проводился, но на зов откликнулись несколько КБ, представившие свои предложения. Коллектив Измайлова выставил два варианта И-711: один - с АИ-25, другой - с турбовинтовым ТВД-10А. В октябре 1971 года свой вердикт по проектам высказал ЦАГИ, специалисты которого поддержали стремление Измайлова создать реактивную машину и рекомендовали построить опытный экземпляр для проведения испытаний, которые бы позволили определить дальнейшую судьбу самолета.
Измайлов имел вполне заслуженную репутацию талантливого конструктора, пользовался расположением начальника 6 главного управления МАП А.В. Болбота и замминистра МГА И.С. Разумовского, а этого было вполне достаточно для быстрого прохождения проекта через различные инстанции.


1 декабря 1971 года произошло международное событие, сыгравшее важнейшую роль в истории И-711. Развивая кооперацию в рамках СЭВ, Советский Союз и Польская Народная Республика заключили соглашение, по которому создание, совершенствование и производство авиатехники для сельского хозяйства было закреплено за ПНР. Вскоре в Польшу на предприятие VSK PZL в г. Мелец был направлен коллектив во главе с Измайловым, который вместе с местными коллегами приступил к воплощению в жизнь проекта И-711. Итогом совместного творчества стало довольно неуклюжее "многоэтажное" сооружение, вошедшее в историю под обозначением М-15 (15 - порядковый номер созданных в Мелеце машин). По схеме это был двухбалочный биплан с неубирающимся шасси, между крыльями которого размещались два бака для химикатов общей емкостью 2900 л. АИ-25 установили на хвостовой части фюзеляжа под центропланом верхнего крыла. Этот аппарат и поныне остается единственным в мире реактивным сельхозсамолетом и единственным бипланом с ТРД.


В мае 1973 года первый прототип М-15 поднялся в небо. При полной поддержке МАП и МГА самолет прошел в Советском Союзе Госиспытания, во время которых проводились полеты над полями Кубани и в высокогорных районах Армении. Влияние министерских покровителей отразилось на объективности составленных отчетов, испытания были признаны успешными, и самолет стали серийно выпускать в Мелеце, параллельно с Ан-2. Тогда же в отечественных СМИ прокатилась волна хвалебных публикаций, и казалось, что для М-15 открылась дорога в большую жизнь.
Но самолет не оправдал возлагавшихся надежд. Он обладал не только чрезвычайно низкой экономичностью, но и оказался сложным в эксплуатации, недостаточно маневренным, с плохими взлетно-посадочными характеристиками, имел другие недостатки. Его стали дорабатывать, но в конце концов в 1981 года выпуск пришлось свернуть, построив 120 экземпляров вместо запланированных 3000. Практически все М-15 поступили в СССР, где простояли без дела и были пущены на слом.


Программа М-15 принесла не только экономические убытки, но и ударила по репутации советской и польской авиапромышленности. После показа самолета на 32 Парижском авиасалоне в 1977 году за ним на Западе закрепилось хлесткое прозвище Belphegor (мифологическая зверюга, собрат отечественного Змея Горыныча). Зарубежная пресса не уставала язвить в адрес М-15. Одна из этих колкостей стала "классикой жанра": "Это прекрасный самолет! Он не нуждается в химикатах: как только он пролетит над полем, все насекомые умрут от смеха".
Отказавшись от разработки реактивного "сельхозника", O.K. Антонов решил пойти по непопулярному в министерских кругах пути и все же заняться модернизацией своего любимого Ан-2. Специалисты фирмы еще в конце 1950 годов пришли к выводу, что замена поршневого двигателя на турбовинтовой позволяла не только улучшить ЛТХ, но и снизить стоимость обработки 1 га на 30-40% за счет более дешевого топлива (керосин вместо бензина), а также создать комфортные условия в кабине экипажа, применив современную систему кондиционирования. "В создании нового сельскохозяйственного самолета наш коллектив пошел именно по этому экономному и верному пути", - писал позже Антонов.


Начать практические работы по омоложению "Аннушки" долго не позволяло отсутствие подходящего "сердца". Свет в конце тоннеля появился, когда руководимое В.А. Глушенковым Омское моторостроительное КБ (ОМКБ) приступило к созданию на базе вертолетного ГТД-3 турбовинтового двигателя ГТД-10 (ТВД-10) мощностью 960 э.л.с. Однако этих "силенок" новому варианту Ан-2 явно не хватало, и в июне 1967 года мотористы предложили модификацию ТВД-10А, которая могла бы развивать 1250 э.л.с. По высказыванию Антонова, "к глубокой модернизации мы приступили в тот же час...". Новая машина получила обозначение Ан-3. Ведущим конструктором по ней назначили В.Е. Задорожного.


Действуя в инициативном порядке, антоновцы быстро подготовили проект и получили по нему положительное заключение ЦАГИ и краснодарского филиала ГосНИИ ГА - Всесоюзного НИИ применения авиации в народном хозяйстве (ВНИИ ПАНХ). Но тут в процесс вмешались министерские чиновники, считавшие, что ТВД-10А не соответствует современным требованиям. Инициативная работа ОМКБ вызывала у них раздражение, в результате вышел приказ о значительном сокращении численности этого коллектива и переводе Глушенкова в Воронеж. Создание ТВД-10А было приостановлено, и Ан-3 остался без двигателя.


Тем не менее, работы по самолету продолжались, правда, в очень не высоком темпе. В начале 1970 годов попытались использовать на Ан-3 двигатель ТВ2-117С мощностью 1500 э.л.с., создаваемый в ОКБ им. В.Я. Климова под руководством С.П. Изотова. Он представлял собой самолетный вариант вертолетного ТВ2-117А, в отличие от которого оснащался выносным редуктором воздушного винта и новым выхлопным устройством. Двигатель был весьма тяжелым (900 кг), и, чтобы сохранить центровку самолета, его решили установить под одноместной кабиной экипажа. Такое решение позволило также сделать короткую носовую часть фюзеляжа и обеспечить отличный обзор летчику. Воздухозаборники разместили по бортам фюзеляжа под верхним крылом, что предотвращало попадание в них посторонних предметов с земли и химикатов при загрузке. Конструкция воздухозаборников обеспечивала очистку воздуха от крупных частиц пыли, а мелкие задерживал блок спецфильтров. Такая система очистки гарантировала надежную эксплуатацию самолета с грунтовых аэродромов.


В целом, конструкция Ан-3 с ТВ2-117С сохраняла лишь некоторую преемственность с Ан-2 и имела много характерных особенностей. Так, на машине собирались применить крылья увеличенного размаха (верхнее - на 2 м, нижнее - на 4,38 м), шасси с передней опорой, организовать с левого борта входную дверь автомобильного типа. Для повышения ресурса и коррозионной стойкости к воздействию химикатов фюзеляж от шпангоута No.5 до хвостового оперения решили выполнить из стеклопластика, что также позволяло снизить массу конструкции на 230 кг. В 1969-71 годах совместно с кафедрой прочности ХАИ была отработана технология изготовления такого фюзеляжа, а затем проведены успешные статиспытания натурного пластмассового отсека. Радикальному обновлению планировалось подвергнуть оборудование самолета, в том числе пилотажно-навигационное и радиосвязное. Кабина летчика должна была оснащаться системой кондиционирования и наддува.


В 1971 году вместе с упомянутыми выше разработками Измайлова техпредложение по такому варианту Ан-3 было представлено на рассмотрение МАП и МГА. Кроме того, ОКБ Антонова выдвинуло проект сельхозварианта Ан-14М с двумя перспективными ТВД-850 мощностью по 810 э.л.с. конструкции С.П. Изотова. Еще одним участником этого своеобразного конкурса стал предложенный поляками М-14с горемычным ТВД-10А. После изучения этих проектов в ЦАГИ Ан-3 наряду с И-711 получил рекомендацию на дальнейшую разработку и постройку опытного экземпляра. Однако в МАП не спешили разрешать Антонову перейти к практической реализации задуманного, а лишь поручили подготовить эскизный проект. Во время работы над ним много внимания уделялось сельхозоборудованию самолета, включавшему комплект агрегатов распыления и опрыскивания, в доводке которого принимали участие специалисты ВНИИ ПАНХ.


Однако постепенно интерес к этому проекту в ОКБ Антонова угасал. Все очевиднее становились недостатки, связанные с размещением ТВ2-117С, например, высокие вибрации в кабине экипажа и сильный нагрев ее пола. Но решающим обстоятельством, приведшим к прекращению этой работы, стало отсутствие двигателя, ведь ТВ2-117С так и не был создан.
В качестве очередного варианта силовой установки Ан-3 рассматривались два ТВД-850, которые размещались единым блоком перед кабиной пилота и вращали воздушный винт через общий редуктор. ТВД-850 казался многообещающим двигателем, предполагалось, что он будет массово выпускаться и найдет применение не только на Ан-3, но и на Ан-28, L-410, Ми-2. На испытаниях двигатель продемонстрировал отличные характеристики, но так и не был запущен в серию. Поэтому этот вариант модернизации Ан-2 также не удалось реализовать.





Построен как Ан-2 на PZL-Mielec с 20 июня 1985 г. с номером 1Г212-56-2113
серийный номер: 212-56. Второй борт RA-05887 СТ191-АН-3Т Благовещенские авиалинии. В начале 2000-х самолёт был переоборудован в Ан-3Т RA-05887 з/н 1Г212-56-2113 а/к "Благовещенские авиалинии"


29 апреля 2005г., при выполнении транспортно-связного рейса по маршрут п/п Лабытнанги - п/п СП-21 (район Харасавэя) - п/п СП-27 (район Сабетты - Мыс Каменный), при подходе к аэродрому Мыс Каменный, в районе третьего разворота, после загорания табло "Минимальное давление топлива", произошло самовыключение двигателя. Экипаж произвёл вынужденную посадку в районе аэродрома, в 1270 метрах от КТА. Пассажиры, экипаж не пострадали, самолёт повреждений не имеет. Ошибки экипажа в расчёте расхода топлива, приведшая к вылету с недостаточным количеством топлива для полёта по запланированному маршруту.


Тем временем обескровленное ОМКБ, которое возглавил B.C. Пащенко, продолжало потихоньку создавать двигатели семейства ТВД-10. Удалось построить ТВД-10Б мощностью 1025 э.л.с., который нашел применение на Ан-28 и Бе-30. Ренессанс переживал и ТВД-10A, причем его мощность собирались довести до 1375 э.л.с. На какое-то время даже министерские деятели сменили гнев на милость и достаточно благосклонно стали смотреть на эту разработку. В сентябре 1974 года МГА и МАП приняли решение, в котором просили "польскую сторону рассмотреть вопрос о возможности серийного производства двигателей ТВД-10А в 1976 году в самолетном варианте", а также "считать целесообразным провести работы по установке ТВД-10А на Ан-2 в целях улучшения ЛТХ этого самолета на сельхозработах, имея в виду модернизацию существующего парка Ан-2. Модернизированный самолет предъявить на испытания МГА в 1975 году, по результатам которых принять решение о целесообразности проведения дальнейших работ".


В июне 1975 года Антонов добился постановления ЦК КПСС и Совмина СССР, которое предписывало МГА передать на баланс киевского ОКБ новенький Ан-2 (борт СССР-26700, сер. No.1G163-21) для переделки в Ан-3. Однако праздновать победу было рано. В.Е. Задорожный вспоминает: "Мы начали интенсивную работу над модификацией. Олег Константинович полагал, что, когда машина появится, легче будет пройти все бюрократические джунгли. Но все оказалось сложнее. Хотя двигатель ТВД-10 уже был, однако к тому времени понадобилась вспомогательная силовая установка для Ил-86. Омичи создали ее на базе ТВД-10. Это предложение было одобрено министерством, и ВСУ-10 была запущена в серию на Омском моторостроительном предприятии им. П. И. Баранова. Двигатель для Ан-3 в очередной раз был заброшен".


В декабре 1977 года вышел приказ МАП No.313, предписывающий построить первый экземпляр Ан-3 в 1978 году. Однако сделать это сказалось невозможным, прежде всего, из-за изменившейся в очередной раз позиции самого министерства. Дело в том, что в это время из Польши стали поступать М-15. В недрах МАП снова стал муссироваться тезис об устарелости ТВД-10A, хотя он по топливной эффективности и весовому совершенству ничем не уступал широко распространенному двигателю РТ6 канадского отделения фирмы Pratt & Whitney. Омичи не могли построить даже опытный экземпляр двигателя, который получил к тому времени обозначение ТВД-20. Когда стало ясно, что под министерским руководством ТВД-20 может быть успешно похоронен, Антонов решил помочь ОМКБ. Вначале была предпринята попытка изготовить отдельные агрегаты двигателя на других мотостроительных заводах, однако предприятия, на которые Олег Константинович делал ставку, оказались перегружены. Тогда Антонов изменил тактику. Он направил в ОМКБ хорошего снабженца, благодаря усилиям которого в Омске все-таки изготовили не только опытный образец ТВД-20, но и построили бокс для его испытаний и доводки. Вскоре антоновское ОКБ получило долгожданный ТВД-20.


На этапе рабочего проектирования Ан-3 много внимания уделялось интерьеру кабины пилотов. Дизайнеры во главе с начальником отдела художественного проектирования О.В. Калининым постарались обеспечить экипажу максимально возможный комфорт. Для этого были предложены новые конструктивные решения кресел и пультов управления. Например, кресло пилота функционально разделили на две части: спинку с плечевыми ремнями, расположенную неподвижно на силовом шпангоуте, и сиденье с механизмом регулировки положения. Кресло получилось удобным и одновременно позволило повысить безопасность пилота в аварийных ситуациях. Эти и другие новшества были отработаны на натурном макете, в который превратили кабину настоящего Ан-2.
Киевляне решили провести летные испытания Ан-2 (СССР-26700) по программе Ан-3, для того чтобы в дальнейшем сравнить полученные ЛТХ с характеристиками этой машины после переоборудования. В декабре 1979 года Ан-2 перегнали в Туркмению, где в окрестностях Ашхабада находилось несколько ровных площадок, образовавшихся на месте высохших озер. Там экипаж в составе летчика-испытателя ОКБ С.А. Горбика и ведущего инженера П.Д. Игнатенко выполнили необходимое количество полетов.


К Новому году самолет вернулся в Киев. Так как в то время опытное производство антоновской фирмы было загружено постройкой Ан-124, то превращение Ан-2 в Ан-3 осуществлялось на летно-испытательной базе в Гостомеле. В ходе этой работы в фюзеляже самолета между шпангоутами 5 и 6 сделали 370-мм вставку и организовали в этом месте по левому борту входную дверь с окном. В грузовой кабине установили химбак емкостью 1500 л. Машину оснастили поступившим из Омска опытным двигателем, внесли необходимые изменения в топливную систему. В кабине экипажа оборудовали одно место летчика. К сожалению, не удалось внедрить часть новшеств интерьера кабины, отработанных на макете. В начале февраля переделка завершилась, и Ан-3 выкатили из цеха. Он получил заводской N9379-01 (регистрационное обозначение СССР-37901).
Основная тяжесть наземных испытаний заключалась в отработке силовой установки Ан-3, которая не внушала особого доверия. Обратили на это внимание и члены методсовета, собравшиеся на традиционное заседание перед первой пробой нового самолета. Поэтому для обеспечения безопасности решили проводить полет таким образом, чтобы в случае отказа двигателя можно было совершить посадку на аэродроме взлета.


Накануне первого полета на Ан-3 были выполнены пробежки и подлеты до высоты 2 м. Наконец, 13 мая 1980 года Горбик и Игнатенко впервые подняли Ан-3 в воздух. Антонов лично выбрал эту "невезучую" дату, подчеркнув, что ему с числом "13" сопутствует удача. И действительно, полет прошел хорошо. Проблемы возникли позже, когда начались испытания сельхозоборудования. Эта аппаратура приводилась в действие воздухом, отбираемым от компрессора двигателя, который должен был работать на специальном режиме, предназначенном для химработ. Возникавшая при этом 10% потеря мощности двигателя не вызывала опасений. Однако, когда стали выполнять гоны (гон - пролет сельхозсамолета над полем в одном направлении) на высотах 3-5 м, то оказалось, что самолет на этих режимах слишком летучий, двигатель приходится переводить на "полетный малый газ", и при включении сельхозаппаратуры происходит опасный провал тяги.


Вспоминает Игнатенко: "Впервые мы столкнулись с этим в довольно неприятной ситуации, когда к нам в ОКБ приехало человек 40 москвичей из ГосНИИ ГА и краснодарцев из ВНИИ ПАНХ. Они уговорили руководителя полетов на нашей ЛИиДБ расположить гоны поперек ВПП, поскольку им нужны были результаты полетов строго по ветру, против ветра и с боковым ветром. В первом же полете, когда снизились до высоты 5 м, Сергей Гэрбик, как и было предусмотрено, включил сельхозаппаратуру. И ... тут же упала мощность двигателя. Дальше - касание полосы с ударом... В сотне метров перед нами высоченные дубы. Я резко двинул вперед РУД в положение, при котором отбор воздуха на сельхозаппаратуру перекрывается. Через пару секунд двигатель взревел, и нам удалось "перепрыгнуть" через злополучные дубы". В дальнейшем пришлось вернуться к старому испытанному годами способу приведения в действие сельхозаппаратуры - от ветряка, вращаемого набегающим потоком.


В декабре 1981 года Ан-3 перегнали в Крым, где продолжили испытания. Полеты проводились с аэродрома Славное, две ВПП которого располагались одна относительно другой под углом 90 град. Там экипаж в составе летчиков-испытателей С.А. Горбика (ОКБ) и В.П. Шахина (ГосНИИ ГА) успешно выполнили намеченную программу. Значительный вклад внес ведущий инженер по испытаниям М.Б. Зильберман. В этой работе участвовали также специалисты ВНИИ ПАНХ и Рижского института инженеров ГА. В Киев из-за выработки ресурса двигателя Ан-3 пришлось возвращать на борту Ан-22. Таким образом, заводские испытания новой модификации Ан-2 были завершены. В целом полученные результаты удовлетворяли создателей самолета, однако выяснилось, что на рабочих скоростях 130-150 км/ч машина обладает недостаточной путевой устойчивостью и управляемостью, что являлось характерной чертой и Ан-2. В итоге пришлось доработать киль руль направления.


Казалось бы, самолет можно передавать на Госиспытания, однако для этого его требовалось оснастить двигателем с ресурсом 50 часов, а такого экземпляра и в помине не было. Дальнейшие попытки Антонова содействовать созданию пригодного для серийного производства ТВД-20 не увенчались успехом, и опять пришлось обратиться к услугам талантливого снабженца, который уже помог построить первый двигатель. Вспоминает Задорожный: "Снабженец взялся за это, и дело было сделано. "Добро" дал тот же зам. министра по двигателестроению, который отказывал Антонову. Подводя итог этим событиям, Олег Константинович как-то заметил, что же это за страна такая? Генеральный конструктор не может пробить важное и нужное дело, а некий "снабженец" может".


Однако в целом противостояние Минавиапрома и Антонова по программе Ан-3 не ослабевало. Так, в марте 1981 года в Гаване (Куба) на конференции стран СЭВ в докладе заместителя гл. конструктора Я.Д. Голобородько, по настоянию министерства, было запрещено даже упоминать об этом самолете. В сентябре-октябре 1981 года на выставке в Минске, приуроченной к конференции по сельхозавиации стран СЭВ, решением МАП были представлены только польские М-15, М-18. Правда, в том же году новый "Ан" удалось удачно показать в Краснодаре на "смотринах" авиатехники, организованных для М.С. Горбачева - тогдашнего секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Горбик и Зильбер-ман по собственной инициативе передали ему письмо с просьбой повлиять на решение судьбы Ан-3, указав конкретных должностных лиц, тормозивших продвижение программы. Но советский бюрократический механизм совершил характерный оборот, и устранять высказанные в письме замечания поручили как раз тем, на кого жаловались испытатели. В итоге воз с места не сдвинулся.
В марте 1984 года по инициативе МГА была сформирована делегация во главе с Голобородько, которая отправилась на ОМП им. П.И. Баранова и попыталась привлечь местное руководство в ряды сторонников серийного выпуска ТВД-20. Однако предприятие было перегружено производством двигателей АЛ-21Ф-ЗА и РД-33 для Су-24 и МиГ-29, а также мотоблоков для сельского хозяйства, поэтому дирекция ОМП не захотела решать дополнительные проблемы.


4 апреля 1984 года Олег Константинович скончался, так и не дождавшись понимания перспективности модернизации Ан-2. Лишь через месяц после его кончины появился важный документ, который мог стать переломным в судьбе Ан-3. Решением МАП предписывалось различным должностным лицам, в т.ч. главному конструктору ОКБМ Пащенко и директору ОМП Малашенко, провести работы по увеличению ресурса ТВД-20 и запустить его в серию. Кроме того, до 1 июня требовалось представить план-график по изготовлению и поставке двигателя для проведения Госиспытаний Ан-3. Однако никаких реальных действий после этого не последовало.
Прошел год, и все об Ан-3 вроде бы забыли. Однако новый Генеральный конструктор антоновской фирмы П.В. Балабуев решил пробудить интерес к этой машине, предложив МАП выполнить на ней полеты на установление рекордов, которые посвятить XXVII съезду КПСС. В те времена такой ход действовал безотказно, и министр И.С. Силаев просто не мог не поддержать эту инициативу. Рекордные полеты прошли 12 и 13 декабря 1985 года. В первый день экипаж в составе летчика-испытателя В.Г. Лысенко и спорткомиссара ФАИ А.В. Стрельниковой на Ан-3 со взлетной массой 6200 кг и грузом 2583 кг в двух полетах установил три мировых рекорда. На следующий день командир экипажа С.А. Горбик с неизменной А.В. Стрельниковой перекрыли три мировых достижения, но уже на машине со взлетной массой 5800 кг и грузом 2375 кг. Однако и эта демонстрация возможностей Ан-3 не повлияла на позицию МАП и МГА, которые продолжали настаивать на том, что сельскому хозяйству необходим более современный самолет.


Госиспытания Ан-3 начались только в 1986 году. Первый этап прошел в апреле-августе под Москвой и Киевом. Экипажи ГосНИИ ГА определяли устойчивость и управляемость самолета, ЛТХ и ВПХ, а также работоспособность некоторых самолетных систем. Состоялось 95 полетов общей продолжительностью 63 ч 30 мин. Был выявлен ряд недостатков Ан-3, среди которых снова проявилась путевая неустойчивость, кроме того, были отмечены чрезмерно большие усилия на штурвале при посадке с передней центровкой, недостаточная эффективность руля направления при взлете с боковым ветром и его перекомпенсация. Для устранения этих недостатков еще больше увеличили площадь киля, руль направления оснастили триммером-декомпенсатором, доработали проводку системы управления, а также решили применить руль высоты с роговой компенсацией.


Второй этап Госиспытаний Ан-3 стал возможен после доработок и оснащения самолета двигателем с гарантийным ресурсом 150 ч. Испытания проводились с I кв. 1988 года по II кв. 1989 года на базах ГосНИИ ГА в Подмосковье и Краснодаре. В ходе них состоялись полеты на предельных по условиям прочности режимах, была проверена работа системы обогрева и вентиляции, отработаны новые методики посадок и т.д. В итоге испытатели пришли к выводу, что машина соответствует требованиям, предъявляемым к сельхозсамолету.
Пока шли Госиспытания Ан-3, между МАП СССР и Министерством металлургической и машиностроительной промышленности ПНР был заключен "Договор о создании совместного польско-советского конструкторского коллектива для разработки нового сельхозсамолета". Машину предстояло создавать в соответствии с уточненными техническими условиями, которые сформировали МГА совместно с Госагропромом.


В 1988 году состоялось заседание научно-технического совета МАП с участием представителей МГА, на котором были приняты очередные решения по Ан-3 и новому сельхозсамолету. В этом документе, в частности, говорилось, что Ан-3 "позволяет повысить производительность АХР и обеспечить необходимые комфортные условия для работы экипажа. Однако установленный на нем двигатель ТВД-20 не соответствует современным нормам технического уровня, не доведен, имеет малый ресурс, высокий удельный расход топлива и требует больших затрат на доработку конструкции". В связи с этим НТС решил: "Считать создание нового сельхозсамолета одной из приоритетных задач... Работы по созданию двигателя ТВД-20 для Ан-3 целесообразно прекратить, форсировав при этом создание двигателя ТВД-1500". Предписывалось также "оказать содействие совместному о польско-советскому коллективу в ускорении" разработки нового сельхозсамолета, который планировалось оснастить новым двигателем ТВД-1500С Рыбинского КБ моторостроения. Антоновскому ОКБ совместно с разработчиками двигателя рекомендовалось проработать возможность установки ТВД-1500 на Ан-3. В дальнейшем, начиная с 1991 года, планировалось переоборудовать Ан-2 в Ан-3 на предприятиях всесоюзного объединения "Авиаремонт".


К разработке нового польско-советского самолета под названием М-К-1 ("Мелец-Киев-1") приступили в январе 1989 года. Эту программу возглавлял главный конструктор мелецкого КБ Ю. Олексяк, в коллективе которого работали восемь специалистов из ОКБ Антонова под руководством В.Т. Чмиля. Создаваемый самолет представлял собой моноплан, напоминавший польский "Дромадер" или американский Air Tractor. В начале 1991 года работы по этому проекту были прекращены из-за кризисных явлений как в экономике, так и в политических отношениях между СССР и Польшей. Не нашел практического применения и ТВД-1500.
Общая ситуация последних лет существования СССР и начала постсоветского периода не способствовала развитию авиастроения. Вспоминает В.Е. Задорожный: "Никому ни до чего не было дела. Не только сельхозсамолет не был нужен, но и само сельское хозяйство разваливалось на глазах. Для Ан-3 это продолжалось до 1993 года. Тогда же прижатые новыми реалиями омские моторостроители вместе с представителями ПО "Полет" приехали на поклон к П. В. Балабуеву и стали вести речь о запуске программы Ан-3 у них".


Омское ПО "Полет" ведет свою родословную от завода 2166, образованного в июле 1941 года в результате слияния эвакуированных в Омск московских заводов 156 и 81. Во время Великой Отечественной войны завод выпускал Як-9, Ту-2, а после войны - Ил-28 и Ту-104. Затем предприятие перешло на производство ракетной техники. К авиационной тематике объединение вернулось в 1993 году, освоив выпуск Ан-74.
"Маркетинговые исследования омичей показали, - продолжает Задорожный, - что владельцы порядка 1200 Ан-2 хотели бы преобразовать их в Ан-3". Сибиряки получили от киевлян необходимую конструкторскую документацию, однако экономическая ситуация на "Полете" никак не способствовала быстрому началу программы - задолженность перед государством составляла около 250 млрд. руб. Прошло еще четыре года, прежде чем удалось подготовить производство для новой темы. Причем к тому времени интерес к сельхозварианту Ан-3 значительно снизился, чему способствовал не только общий кризис экономики. Дело в том, что на рынке появились в большом количестве чрезвычайно эффективные химические препараты нового поколения, распылять которые требовалось не тоннами, а килограммами. Для выполнения этой задачи куда лучше подходили совсем небольшие летательные аппараты, включая мотодельтапланы. Именно им стали отдавать предпочтение руководители тех немногих агропредприятий, которые были способны потратиться на АХР, и большинство сельскохозяйственных Ан-2 встали на прикол. Зато в ряде регионов бывшего СССР сохранялся спрос на использование неприхотливых "Аннушек" для выполнения всевозможных перевозок. Поэтому потенциальные заказчики не должны были остаться равнодушными к транспортному варианту Ан-3, ведь в качестве топлива на нем использовался керосин, а не дорогой и дефицитный авиабензин, что сулило немалые экономические выгоды.


Продолжение во второй части...
Tags: 2020, ан-3т, марз
Subscribe

  • Медынь ч4: самолеты МиГ-25...

    В Медыни мы можем увидеть пять самолетов МиГ-25 различных модификаций. МиГ-25 (по кодификации НАТО: Летучая лисица (Foxbat)) — советский…

  • Ленрезерв ч6

    Завершающая часть рассказа о замечательном музее Ленрезерв.... В этой части мы вернемся снова в первый зал и осмотрим автомобили, которые не успели…

  • Ленрезерв ч4

    Продолжаем рассматривать экспозицию музея Ленрезерв, который рассказывает нам о Ленинграде в суровые времена Блокады... Военно-морской парад в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments